А музы не молчали

Восьмой и девятый классы недавно ходили в гости в школу №235: она очень близка нашей, потому как тоже - имени Шостаковича. Ученики искали ответ на вопрос о понимании Родины русским человеком и нашли его - через очень сильные впечатления, полученные на экскурсии в школьном музее "А музы не молчали".  Новые факты и приобретенные впечатления ученики школы Шостаковичей используют в своей проектной работе.
Большое спасибо Светлане Валерьевне Корниловой, преподавателю истории русской иконописи школы Шостаковичей, за текст, который можно прочитать ниже.

В декабре восьмой и девятый классы, продолжая размышлять на тему «Что для русского человека Родина?» в рамках проекта «Путь», побывали в школе-тезке – это Школа № 235 имени Дмитрия Шостаковича. С 1960-х годов учителя и ученики этой школы искали, собирали, систематизировали и экспонировали подлинные вещи, документы и фотографии блокадных времен. В этом музее сохранился и рояль, на котором играл Дмитрий Шостакович. Сейчас экспозиция расположена на трех этажах и называется «А музы не молчали…». Главная тема – это Творчество в дни блокады. Творчество с большой буквы, так как сочинять музыку, играть спектакли, давать цирковые представления в дни блокады – это подвиг.

После экскурсии участники ответили на вопрос: «Что больше всего меня потрясло в минуты, когда я находился в музее "А музы не молчали…"?»

Алина Шнер: Самое большое впечатление на меня произвел рояль, на котором играл Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Удивительное чувство. Одно дело, когда мы на протяжении многих лет слушаем историю жизни Дмитрия Дмитриевича, играем его произведения – шедевры, о которых нам рассказывали. А в музее мы увидели подлинные вещи – то, что было в жизни реального человека. Мне очень хотелось сыграть на этом рояле.

Полина Шашкова: Большая часть третьего этажа посвящена подвигу создания и исполнения «7-й Симфонии» Д.Шостаковича в блокадном городе. Я увидела ноты, в которые попал осколок. И фотографии людей, которые исполняли и слушали это произведение. А еще мне запомнился букет цветов, которые собрал солдат и подарил артистке театра. Она сохраняла этот букетик, как самую большую драгоценность.

Ева Булаева: Меня очень удивило вообще то, что люди ходили в театр в таких страшных жизненных условиях. Ведь это реальные фотографии – очереди голодных людей в театральную кассу. Объявления «На сегодня все билеты проданы» потрясают воображение. Значит, театр был необходим людям в страшные минуты жизни.

Виринея Шигина: Меня удивил подвиг артистов театра и рассказ о том, что артисты зимой в холодном зале играли спектакли для ленинградцев. Представляете, холод, все закутаны, а актрисы играют в прозрачных бальных платьях. Зрители говорили: «Дайте ей валенки, ведь она совсем синяя!». А у актрисы роль, и она в прозрачном платье говорит: «Откройте окна – мне очень душно!». Валенки зрители ей все-таки подарили, и они сохранились до сих пор.

Мария Кузнецова: А вы помните маленькое платье, сшитое из бинтов? Для девочки шести лет! Ведь она всю блокаду танцевала в нем в больнице для раненых и считала, что белоснежное платьице, которое сшила ее мама, – самое красивое во всем белом свете!

Павел Кудрин: Самое страшное – это тот самый маленький кусочек хлеба на день. Очень много слышал про хлебные карточки, но как можно было разделить этот крошечный кусок на несколько частей – завтрак, обед и ужин? Немыслимо!